Хроники Тампагеддона

Вообще, изначально первой статьей, которую я планировал написать по окончании сезона, было расставление оценок тренерскому штабу (в первую очередь) и игрокам (во вторую) за катастрофу, случившуюся с Тампой в завершившемся регулярном чемпионате. Травмы травмами но в до выхода в плейофф не хватило двух очков. Если принять во внимание два (из двух) поражения от Аризоны, два (из двух) поражения от Ванкувера и одно поражение от Колорадо, то несложно сделать вывод, что проблемы были вовсе не в травмах.

Тем не менее пока я раздумывал над раздачей всем сестрам на орехи, фокус моих размышлений сдвинулся с вопроса «кто виноват?», на вопрос «что делать?». Концептуально ответ на вопрос «кто виноват?» мало изменился с моей последней статьи на эту тему . Что касается спурта, который обескровленная команда предприняла в марте – апреля, то причины его на поверхности. Первая – напрямую вытекает из статьи, ссылка на которую дана в предыдущем предложении. Каким бы твердолобым ни был Купер, потеряв половину состава на возможностях которых на быстрый прорыв и контроль шайбы строилась игровая стратегия «здоровой» Тампы, он был вынужден упростить игру команды. Что тут же выразилось в сокращении количества невынужденных потерь шайбы.

Вторая причина – это более высокие материи, которые, однако, существуют, что было доказано не единожды. Тампа не случайна была любима в России еще до того, как ее возглавил Стив Айзерман, приведший за собой в команду русскую диаспору, возглавляемую Никитой Кучеровым. Вся история команды – это история о преодолении обстоятельств. Для этой команды — чем хуже обстоятельства – тем лучше она играет. Не случайно ее лицом долгое время являлся человек, олицетворяющий собой преодоление всех возможных препон на пути к цели – Мартин Сан Луи, чей номер вывели из обращения как раз в минувшем сезоне.

Позиция «мы против всего мира», в которой Тампа частенько показывает свой лучший хоккей.

Но, тем не менее, сейчас уже мало интересна расстановка оценок и назначение козлов отпущения за проваленный сезон. Ибо Тампа вступила в тот самый давно и с содроганием ожидаемый период, который злые люди в моем лице еще три года назад окрестили Тампагеддон (или Тампогедец). И, как и подобает настоящему хоккейному болельщику, поиграв длительное время в Eastside Hockey Manager и ощущая, что я разбираюсь во всех вопросах связанных с комплектованием (и не только) хоккейного клуба лучше Айзермана, фокус моего сознания сместился с раздачи ярлыков лузеров различных степеней всем причастным к не выходу Тампы в плейофф на вопрос будущего. Которое уже на самом деле настоящее.

В нижеследующем тексте будет достаточно много математических раскладов, голословных («на интуиции») предположений, и очень много сослагательного наклонения. Поэтому рекомендую не считать этот текст некой истиной в последней инстанции, а всего лишь мнением относительно дальнейшего хода Тампагеддона, высказанное отдельно взятым человеком.

Еще одно необходимое предуведомление относительно терминологии. Под Тампогеддоном мной изначально (сам термин был впервые употреблен на форуму российского фан-клуба Молнии, а впервые сформулирован и использован за пределами форумов и комментариев — в статье про контракт Стивена Стэмкоса, опубликованной на сайте российского фан-клуба  и sports.ru ) понималось неизбежное ослабление состава команды в связи с определенными и достаточно легко вычисляемым событиями будущего (которое сейчас настоящее). С течением времени и успехами Тампы последних лет, смысл этого термина заиграл новыми красками – в него стало вкладываться в принципе любое отступление от завоеванных позиций. Как говорится – чем выше влез, тем больнее падать.

Несколько неожиданно для всех Тампагеддон начался в ноябре прошлого года, когда Стивен Стэмкос в казавшемся безобидном столкновении с Густавом Нюквистом (см. фото выше) порвал мениск и выбыл из строя на весь остаток сезон (по последней информации от Джо Смита из Tampa Times, если бы Тампа все же вышла в плейофф, Стэмкос все равно не был бы готов участвовать в играх). Следом за ним последовали Бен Бишоп (в том же матче против Детройта), Райан Кэллахэн с рецидивом. Затем Брэйден Пойнт, Никита Кучеров (к счастью в его случае обошлось только 8 матчами), Ондрей Палат, Джейсон Гаррисон, Джей Ти Браун и в довершение в одной игре (против Миннесоты) – сразу три центрфорварда – Владислав Наместников, Тайлер Джонсон и Седрик Пакетт. Последний так и не восстановился до конца сезона. Джонсон вернулся на одну игру и выбыл с рецидивом. И лишь Наместников ограничился пропуском восьми игр.

В результате по итогам регулярного чемпионата ни один игрок Тампы не провел все 82 игры сезона. Самыми «железными» людьми оказались Алекс Киллорн (1 пропущенная игра), Андрей Шустр и Брэйден Кобёрн (по 2 пропущенных матча) и Виктор Хедман (79 сыгранных встреч). При этом из них только Шустр пропустил свои матчи, будучи усаженным в запас. Все остальные пропускали игры в связи с повреждением. Компанию Шустру в коротком списке тех, кто обошелся в течение всего сезона без травм, вынуждающих пропускать игры, составляет Андрей Василевский. Два игрока из 20 человек основного состава не пропускали игр из-за повреждений. Тампагеддон, да.

Но мы все-же основную часть текста посвятим Тампагеддон в его изначальном смысле. Тампагеддону контрактному. До сезона 2016-17 Стиву Айзерману каждый раз удавалось отсрочивать его наступление. Мы радовались и хвалили лучшего ГМа всея НХЛ. И имели на то основание. Теперь как это часто и бывает с отсрочками неизбежных наказаний, контрактный Тампагеддон (Тампагедец) наступает одним махом и сразу. И если предыдущие семь сезонов для Айзермана были выпускными экзаменами, то это лето можно назвать диссертацией на соискание докторской степени.

Контрактный Тампагеддон официально начался 26 февраля 2017 года, когда в Лос Анджелес отправился двукратный номинант на Везина трофи, один из лучших вратарей современной НХЛ – Бен Бишоп. Собственно, это было решение, которого все ждали, поскольку оно было неизбежно и ожидалось еще начиная с окончания сезона предыдущего. Но, тем не менее, Айзерману удавалось его оттягивать почти до самого конца. И начать с него отсчет жертв Тампагеддона.

Следующим в расход (выступать дядькой-наставником для молодежи Бэбкока) отправился любимец болельщиков Тампы – Брайан Бойл. Это тоже была предсказуемая, как и весь Тампогедец, потеря, но от того не менее неприятная. При этом, стоит отметить, что история с БиБи еще имеет шанс закончиться хэппиэндом. Он становится летом неограниченно свободным агентом, у него в Тампе дом, семье очень там нравится, одноклубники в нем души не чают, да и сам Бойл еще до трейда, рассуждая о гипотетической возможности обмена, намекнул, что с удовольствием вернулся бы в Тампу даже в таком случае. Вопрос как обычно в сумме контракта, и это печальная часть истории, но об этом позже.

Ну и, наконец, последним на сегодняшний день павшим в неравной схватке с потолком зарплат стал Валттери Филппула, в рамках хитрого двойного обмена, по итогам которого Айзерман избавился от контракта финна, передвинув выбор в четвертом раунде драфта с 2017 года на 2018. В рамках этого обмена персональный список легенд Тампы «НеЗабудимНеПростим» из хоккеистов, которые пробыли игроками Тампы не дольше одного дня (Кёртис Макэлхени, Сэм Ганье, Никлас Сундстрем, Кайл Куинси) пополнил Марк Штрайт. Вообще обмен Филппулы был одним из самых желанных среди болельщиков Тампы, поскольку величина контракта Валттери и пункт о запрете на транзакции связывали руки Айзерману в попытках решить проблему надвигающегося Тампагеддона. Однако сам по себе трейд Филппулы является частью Тампагедца, поскольку несмотря на то, что хоккеист был переплаченный, в качестве центрфорварда третьего звена он был для команды очень полезен и со своей задачей справлялся, а его уход все-же стал ослаблением состава, что в итоге подводит его потерю в формат Тампагеддона.

А вот о трейде Никиты Нестерова в Монреаль 26 января 2017 г. этого уже не скажешь. Никита, к сожалению, не смог доказать Айзерману и Куперу, что он вписывается в их концепцию. И как это уже бывало не раз с молодыми и перспективными защитниками, на которых Айзерман ставил крест (Марк Барберио, Энтони ДеАнджело), с ним расстались без особого сожаления. Игру команды он не определял, на большой контракт не претендовал – поэтому относить его обмен к Тампагеддону как-то не совсем корректно.

Таким образом, к сегодняшнему дню Тампа в рамках этого столь ожидаемого процесса подошла с потерей трех определяющих игру команды игроков – Бойла, Филппулы и Бишопа. До сих пор не вылеченные травмы Стэмкоса и Кэллахэна, ставящие определенные знаки вопроса относительно перспектив их возвращения на прежний игровой уровень, являются особо пикантной острой изюминкой на тортике Тампагеддона.

Следующим этапом развития неумолимого Тампогедца станет драфт расширения, на котором костяк своего состава будут определять Златые Рыцари.

Если попытаться предположить список защищенных игроков Молнии на этот драфт, то по большому счету есть только два не до конца ясных вопроса. Кто займет седьмой защищенный слот среди нападющих и кто займет третий защищенный слот среди защитников. Есть определенные маловероятные сценарии, которые мы обговорим чуть позже, но в целом их во внимание принимать не будем.

Вратарь понятно. Альтернативы защите Андрея Василевского у Тампы просто нет. Шестерка однозначно защищаемых нападающих тоже ясна — Стэмкос, Кэллахэн (оба обладают NMC), Никита Кучеров, Ондрей Палат, Тайлер Джонсон, Джонатан Друэн. Два защитника однозначно подлежащие защите – Виктор Хедман (NMC) и Антон Стролман. Брэйден Пойнт, отыгравший свой первый сезон в профессиональном хоккее участию в драфте расширения не подлежит.

На последнее защищенное место в нападении два основных претендента – Алекс Киллорн и Владислав Наместников. И тот и другой команде нужны с игровой точки зрения. И тот и другой могут заинтересовать Джорджа Макфи. Но, как и в случае с кланом МакЛаудов, должен остаться только один. Поэтому здесь, я могу предположить, Айзерман сделает выбор в свете последующего развития Тампагеддона. Раз уж есть риск потерять кого-то из двух нужных игроков, лучше что-то от этого риска и приобрести. А в данном случае это могут быть только дополнительные деньги на подписание контрактов с другими игроками. В этом контексте выглядит предпочтительнее защита Наместникова, контракт которого примерно на 2,5 миллиона долларов меньше контракта Киллорна.

Есть маленькая вероятность альтернативного сценария. Настолько маленькая, что всерьез рассматривать ее не стоит, однако теоретически она возможна. Райан Кэллахэн, обладающий пунктом о запрете транзакций (NMC), а потому подлежащий автоматической защите, может на период драфта расширения отозвать этот пункт. Учитывая величину его контракта (5,8 миллионов), его длительность, а также историю его травм, в которой история с рецидивирующей травмой бедра, которая потребовала уже 2 хирургических вмешательства из-за которых отдельные пессимисты уже и вовсе ставят его дальнейшую карьеру под вопрос, не верится, что Джордж Макфи выберет именно его, если он окажется доступен. В такой ситуации удастся защитить и Киллорна и Наместникова. Но это предполагает, что Кэллахэну придется взять на себя все риски неадекватного решения Макфи – в случае его выбора Кэллахэну придется покинуть Тампу, где его устраивает и команда и, что крайне важно – флоридские налоги. Поэтому вероятность такого сценария вряд ли превышает 1%.

С последним слотом защиты все несколько сложнее. С человеком, который окажется за пределами списка защищенных – Андреем Шустром все понятно. Если он попадет в список защищенных, то я чего-то не понимаю в этой жизни. А вот с остальными все несколько сложнее. Есть Брэйден Кобёрн и Джейсон Гаррисон – основные игроки. Но. Как обычно, есть «но». Капхит Кобёрна составляет 3,7 млн. долларов. Капхит Гаррисона – и того больше – 4,6 миллиона. При этом, если Кобёрн еще можно сказать, что играет на эту сумму, то Гаррисон последние два года, к сожалению, деградирует. Поэтому Гаррисон должен остаться за пределами списка защищенных. Казалось бы, это означает, что тогда третью позицию должен занять Кобёрн. Так?

Нет, не так. На контракте с Тампой есть еще два защитника. Один из них – Слэйтер Кукку. Ни один болельщик Тампы не может понять, с чем связана такая нелюбовь к Слэйтеру со стороны Джона Купера. Когда Кукку играет в основном составе – он выглядит одним из лучших защитников команды. Беда только в том, что… В основном составе он не играет. Одним из возможных объяснений «феномена Кукку» (когда Кукку играет в Сиракьюзе, а в Тампе играет уступающий ему по всем показателям Люк Витковски) является то, что он в этом году оставался единственным из всей линии обороны, кто не подлежал вэйверам при отправке в фарм. Вторым – то, что его зарплата без учета возможных бонусов (а в них в том числе входят выплаты за проведенные в НХЛ матчи) почти в 2 раза больше Витковски, а если еще сыграют бонусы – то есть риск, что по итогам сезона клуб вылезет за потолок зарплат. Это некрасиво, но мое личное предположение именно такое – Кукку вынужден играть в АХЛ исключительно по финансовым соображениям, и никак с его игровой готовностью это не связано.

Также есть еще и главная неожиданность и открытие сезона – Джейк Дотчин. До появления Джейка в составе эту позицию твердо занимал Брэйден Пойнт (первый игрок, за период правления Айзермана, который не начинал свой путь в основной состав из АХЛ – пробный контракт непосредственно с Сиракьюзом не в счет). А потом пришел Дотчин. До вызова Дотчина из Сиракьюза, Джейк считался где-то одиннадцатым-двенадцатым защитником системы. Выше него котировались Мэтт Таормина, Дилан Блюжус, Доминик Машин, не говоря уж об упомянутых Люке Витковски и Слэйтере Кукку. Считалось, что вторая-третья пара в АХЛ – это его потолок. А тут он уже через три матча после дебюта в НХЛ играет более 20 минут за матч в первой паре с Виктором Хедманом, окончательно развязывая тому руки при игре в атаке (34 очка в 29 матчах с того момента, как его партнером стал Дотчин), выходя и в большинстве и в меньшинстве. Дотчин — лучший по показателю +/- среди всех защитников Тампы. Nuff said, как говорится.

Поэтому, на мой взгляд именно между Кукку и Дотчиным, а вовсе не между Гаррисоном и Кобёрном будет выбор Айзермана в отношении последнего третьего защищенного слота. И я склонен думать, что выбор будет сделан все же в пользу Дотчина.

Таким образом, в предложенном выше раскладе незащищенными останутся три «тяжелых» контракта – это Киллорн (4,45 млн.), Гаррисон и Кобёрн. Однако не спешите записывать кого-то из них в Златые Рыцари. Надо понимать, что все 30 команд (кроме, пожалуй, хронически не дотягивающей до пола зарплат Аризоны) предложат Макфи на выбор свои тяжелые и малоэффективные контракты. А Вегас будет точно также подчиняться потолку зарплат, как и все остальные клубы. Поэтому нет никакой гарантии, что Вегас не наберет «тяжелых» контрактов в других клубах, а из Тампы предпочтет забрать того же Кукку, который все еще не соответствует понятию «баст» и его проблемы с получением игрового времени НХЛ, на мой взгляд, имеют абсолютно не игровые корни.

И, как и в случае с NMC Кэллахэна, я должен озвучить еще один маловероятный сценарий, который может быть связан с драфтом расширения. Вероятность этого сценария все-же выше, нежели отзыв пункта о запрете транзакций Кэллахэном, но, тем не менее, серьезно закладывать его в некую модель Тампагеддона его нельзя, как вследствие его небольшой вероятности, так и вследствие его слишком высокой инвариантности. Это сценарий обмена между Тампой и Вегасом ДО проведения непосредственно драфта расширения. Понятно, что это может быть только обмен на так называемые «будущие договоренности» (future considerations) или выборы на драфте новичков. Такой потенциальный обмен может включать в себя как обычный в любой ситуации обмен тяжелого контракта (например, Гаррисона) вкупе с каким-нибудь относительно высоким пиком, на выбор в 6-м – 7-м раунде, так и «драфторасширительную» специфику. Например, перед драфтом Айзерман меняет в Вегас на «будущие договоренности», допустим Киллорна, потом в рамках самого драфта Вегас забирает из Тампы того, кого сочтет нужным, а после драфта, в обмен на какого-нибудь игрока уровня АХЛ или невысокий драфт-пик, меняет в Тампу более-менее приличного защитника, которого выберет на драфте расширения (вернуть в Тампу того, кого выберут на драфте расширения из Тампы, Вегасу нельзя до 1 июля 2018 года). Тут конкретных вариантов может быть масса, поэтому мы в принципе не будем рассматривать такой вариант, как за реальный, хотя он существенно реальнее, чем отзыв Кэллахэном NMC.

Теперь немного математики.

Предположим, что потолок зарплат на сезон 2017-18 останется на уровне сезона 2016-7, что вполне вероятно, а если рост и будет, то он будет не слишком значительным и принципиальным образом на нижеследующие расчеты не повлияет. Также предположим, что на драфте расширения Тампа потеряет все-же не кого-то из «тяжелой» тройки Киллорн-Кобёрн-Гаррисон, а все-же Слэйтера Кукку. И опять же допустим, что никаких обменов до 1 июля не случится (чуть позже мы от этого предположения откажемся, но для того, чтобы это сделать – нам надо сначала его допустить – как в геометрии доказывают теоремы «от обратного»). Ну и последнее, что мы предположим – что никакие контракты ограниченно свободных агентов не будут продлены до 1 июля (и это предположение мы впоследствии поставим под сомнение).

В таком случае, на 1 июля Стив Айзерман сможет оперировать суммой в размере 18,8 млн. долларов «на все».

И вот мы приблизились к самой соли Тампагеддона.

В составе, который на 1 июля будет иметь Тампа будет 4 защитника с контрактом, из которых двое (Хедман и Стролман) защитники уровня «топ-4» и двое (Кобёрн и Гаррисон) – защитники уровня третьей пары (с тяжелыми контрактами, да). Ограничено свободными агентами будут Шустр и Дотчин (Кукку в нашей предполагаемой пессимистичной конструкции Тампагеддона крутит игровые автоматы в казино Вегаса). Неограниченно свободным – Люк Витковски. Плюс новички Машин, Спенсер, Черняк и Хайек, на которых сейчас пока всерьез рассчитывать о-о-о-очень рано. Таким образом на двух игроков уровня первой пары и двух игроков уровня третьей пары приходятся два игрока не дотягивающих даже до уровня надежной третьей пары (Шустр и Витковски) и один – ворвавшийся нежданным метеором аж в первую, но без каких либо гарантий, что он сможет на этом уровне играть целый сезон (и вообще без гарантий, что эта вспышка не оказалась единственной за всю карьеру). Но даже при этом невооруженным глазом видно катастрофическое отсутствие просто одного надежного защитника уровня НХЛ. Пусть даже Кобёрн будет и дальше играть во второй паре. Пусть даже Дотчин продолжит свой прогресс. Одного защитника катастрофически не хватает. Экспериментов с Шустром уже достаточно. Витковски, при всем к нему уважении стабильным игроком уровня НХЛ не является. Дыру заткнуть в паре матчей – да. Сыграть на фланге нападения в третьем звене, когда все травмированы – тоже да. Но стабильно играть в каждом матче в НХЛ? Увы, нет.

Таким образом, одна явная дыра по позиции у нас есть – защитник. Крайне желательно – уровня топ-4. Желательно – уровня топ-2.

Смотрим дальше. Искренне верим в то, что и Стэмкос и Кэллахэн к следующему сезону будут готовы (иначе все совсем как-то грустно). Продолжают действовать контракты у Никиты Кучерова, Брэйдена Пойнта, Седрика Пакетта и Джей Ти Брауна. Есть также проведший весь прошлый сезон в АХЛ Эрик Кондра (из контракта которого размером 1,25 миллиона для целей платежной ведомости учитывалось только 300 тысяч, а значит его возвращение в основу, сокращает имеющуюся в распоряжении Айзермана сумму до 17,8 миллионов). По нашему предположению относительно драфта расширения, в составе остались также и Алекс Киллорн и Владислав Наместников. И… И…. И….. И, собственно, все.

Дальше на контракте у Молнии только новички – Мэтт Пека, Адам Эрни, Мэтью Джозеф, Митчелл Стифенс, Бретт Хауден (который еще не сможет в следующем году играть в АХЛ), Денис Ян, Энтони Чирелли. Из них реально претендовать на место в основе может Адам Эрни и, возможно, Мэтт Пека.

И мы подошли к самому главному. Помимо того, что неограниченно свободными агентами становятся в этом сезоне еще одно открытие Янни Гурд (ждем подписания с Флоридой и 30 голов за сезон 2017-18 по примеру Джонатана Маршессо), швейцарец Джоэль Вермин (который уже объявил о том, что возвращается продолжать карьеру в Швейцарии), канадец Кори Конахер (который уже объявил о том, что… тоже возвращается продолжать карьеру в Швейцарии), Грег МакКегг и Габриэль Дюмон – те, кто приложил свои клюшки к финишному спурту Молнии в марте-апреле, ограниченно свободными агентами становятся еще некоторые игроки.

Если такие ограничено свободные агенты как Майкл Бурнивал, Таннер Ришар, Байрон Фрейз и Тай Макгинн, хотя все и поиграли по ходу этого сезона за основной состав, но если с ними и будут продлеваться контракты, значительной прибавки к зарплате они не затребует, то трое остальных ограничено свободных агента лета 2017 года – это квинтэссенция Тампагеддона в чистом виде.

Да, дорогие мои. Мы подошли к самой вкусной части этого тортика. Необходимости продлять контракты с Джонатаном Друэном, Тайлером Джонсоном и Ондреем Палатом. При этом у последних двоих заканчиваются контракты-мостики и они имеют право на независимый арбитраж по контракту, а первый, хотя права на арбитраж и не имеет, имеет за спиной одну историю, которая не позволяет надеяться на его лояльность в стиле Стивена Стэмкоса и Никиты Кучерова.

Поиграем в угадайку и попробуем аргументировано предсказать о каких условиях будет идти речь в каждом из трех случаев.

В случае с Палатом и Джонсоном, ясно, что сумма, с которой начнется торг (сумма последнего года предыдущего соглашения – чтобы сохранить права на игрока с зарплатой более 1 миллиона, становящегося ограничено свободным агентом, размер квалификационного предложения должен быть равен сумме по последнему году контракта – забегая на два года вперед, отметим, что у Никиты Кучерова разговор про следующий контракт начнется с 5,5 миллионов) совсем не соответствует тому, на что будут претендовать эти хоккеисты и тому, что назначит независимый арбитр в случае если дело все-таки дойдет до арбитража.

Что такое независимый арбитраж? Те, кто хоть раз защищал свои интересы в арбитражном суде любой страны, должен легко понять, что это такое. По сути это суд, где есть две стороны (клуб и игрок) и есть судья, в целом не очень хорошо разбирающийся в хоккее как таковом (а зачастую не разбирающийся вовсе, поскольку хоккейный болельщик/функционер a-priori перестает быть независимым – его мнение будет тем более субъективным, чем более он интересуется хоккеем как таковым). Стороны излагают судье свои доводы (игрок, о том, что он «звезда» и должен зарабатывать огромные миллионы, а клуб – о том, что он вообще игрока в основном составе держит только из жалости). И дальше, не особо разбирающийся в хоккее арбитр смотрит их доводы и принимает решение по зарплате, основываясь на контрактах игроков аналогичного уровня. По сути, зарплата независимым арбитром назначается на основании статистики и иных индивидуальных достижений. Аспекты вроде того, что кто-то другой согласился не меньшую зарплату или то, что во Флориде солнце ярче, а налоги выше арбитром в учет приниматься не будут.

Мы опустим то, что в результате таких разбирательств обычные личностные отношения между игроком и клубом сильно портятся. Это аспект, который есть, но его сложно измерить каким-то единым аршином. А вот возможные рассуждения независимого арбитра мы рассмотреть и аргументировать вполне можем.

Начнем воображать себя независимым арбитром с Ондрея Палата. Итак, вы не знаете ничего про хоккей, кто такой Никита Кучеров и Александр Овечкин вы разве что слышали, и выпала вам нелегкая судьбинушка рассмотреть контрактный спор между Тампой и Ондреем Палатом.

Начнем с индивидуальных достижений. Какие там есть таковые у Палата? Ага. Номинация на приз лучшему новичку (тот же аргумент впоследствии будет относиться и к Тайлеру Джонсону). Давайте посмотрим какие контракты имеют финалисты (не выигравшие в итоге) на Колдер Трофи за пять лет до 2014 (когда номинировались Палат и Джонсон).

2013 год — Брендан Галлахер (3,75 млн.) и Брендан Саад (6 млн.)
2012 год — Райан Нюджент-Хопкинс (6 млн.) и Адам Хенрик (4 млн.)
2011 год — Логан Кутюр (6 млн.) и Майкл Грабнер (1,65 млн.)
2010 год — Мэтт Дюшен (6 млн.) и Джимми Ховард (5,3 млн.)
2009 год — Бобби Райан (7,25 млн.) и Крис Верстиг (1 млн.)

Таким образом из 10 финалистов на Колдер Трофи до Палата и Джонсона шестеро имеют контракт более 5 миллионов долларов, и пятеро (половина) 6 и более миллионов. На основании этого какое либо решение принять невозможно, поскольку разброс зарплат финалистов слишком большой (от 1 до 7+), и поэтому мы переходим к рассмотрению статистики.

Смотрим. Статистика сезона 2016-17. Ондрей Палат… 17+35=52 очка…. . Что там зарабатывают игроки, имеющие контракт с выходом на УФА по окончании, с аналогичными результатами? Ага. Трэвис Зэйджак — 45 очков, 5.75 млн. Ясненько… Александр Стин — 51 очко, 5,8 млн. Понятненько. Джейсон Поминвиль 47 очков, 5,6 млн. Уяснили. Габриэль Ландеског 33 очка, 5,5 млн. Ага. Эвандер Кейн 43 очка 5,25 млн. Ок.

Что вы там говорите? Палат еще и форвард оборонительного плата? Какая там показательная статистика? Блокированный броски? Давайте посмотрим… Ага… 66 у Палата… Больше всех нападающих в команде. Давайте посмотрим аналогичных… Все тот же Стин — 69… Ага… Зак Паризе 69… Ого… Аж 7,5 млн. Ясно. Микко Койву 65. 6,75 млн. Вот как. Интересно. Вот, Логан Кутюр 65 блоков. 6 млн. Даже так.

Какая там еще статистика? Перехваты… Ух-ты… Палат вообще лучший по этому показателю среди игроков своей команды, включая защитников… 60 перехватов… Посмотрим, кто в НХЛ имеет аналогичные показатели из нападающих и какие у них контракты… Ага… Райн Гетцлаф 61 перехват… 8,25 млн. Понятненько… Никлас Бэкстрем 61 перехват. 6,7 млн. Даже так. Мэтт Дюшен 60 перхватов. 6 миллионов. Дэвид Крейчи 60 перехватов. 7,250 млн.

Что еще мы можем посмотреть для нападающего оборонительного плана? Силовые приемы? Давайте посмотрим, но сравним, разумеется не с узкоспециализированными чеккерами или защитниками, а с игроками, которые набирают еще и очки в том-же диапазоне, что и Палат. У Палата 141 силовой прием (второй в команде после ускоспециализированного чеккера Пакетта) и 52 очка. Вот, например, Райан Кеслер — 58 очков и 146 силовых приемов. Зарплата 6,875 млн. Ник Фольиньо — 51 очко и 157 силовых. 5,5 млн. Вот все тот же Габриэль Ландеског с зарплатой 5,5 млн. — 33 очка и 143 силовых. Джордан Стаал — 45 очков и 139 силовых. 6 млн. Крис Крайдер — 53 очка и 132 силовых. 4,625 млн.

Ну что-ж, мне, как независимому арбитру, плохо разбирающемуся в хоккее все ясно. Игрок с таким достижениями такой статистикой и таким амплуа в среднем по НХЛ оценивается в диапазоне от 5,5 до 6 млн. долларов за сезон. Поэтому я назначаю ему зарплату 5,75 млн.

Аналогичное упражнение желающие могут проделать с Тайлером Джонсоном. Я не буду приводить здесь всей раскладки, но отмечу, что «за» Джонсона по сравнению с Палатом — выбор на Матч всех звезд, «против» — снизившая в последних двух сезонах результативность. У меня получилось, что в среднем по рынку в НХЛ игроки такого уровня получают зарплату в диапазоне между 5,25 и 5,75 миллионами за сезон.

Учитывая фактор «порчи отношений», в случае если арбитраж все-таки состоится, краткосрочности назначаемого арбитром контракта, а также не учета арбитром сопутствующих факторов типа флоридских налогов, абсолютно понятно, что Айзерману надо любой ценой заключить соглашения с Джонсоном и Палатом не доводя до арбитража. Учитывая, что Айзерман — это Айзерман, а флоридские налоги — это флоридские налоги, можно предположить, что с Палатом ему удастся договориться на зарплату в районе 5,3-5,4 миллиона, а с Джонсоном — на 5,0-5,1 миллионов.

И это, увы, достаточно оптимистично.

И таким образом, у нас по прежнему зияет брешь в защите уровня топ-4, по прежнему не продлено соглашение с Джонатаном Друэном, а также отсутствует центральный нападающий четвертого звена — позиция, которую ранее занимал Бойл и второй вратарь. А с учетом только что состоявшегося «подписания» Тайлера Джонсона и Ондрея Палата на суммарно 10,5 миллионов за сезон, а также ранее состоявшемся возврате из фарм-клуба Эрика Кондры, «свободных» денег осталось… 7,3 миллиона.

Разберемся с самым простым. Как бы нам не хотелось вернуть Брайана Бойла в Тампу (и как бы не хотелось это сделать самому Брйану), но позицию центрфорварда четвертого звена придется заполнять из «внутренних резервов». Главным претендентом на эту должность является Адам Эрни, также известный болельщикам Тампы под прозвищами «Пухлик», «Кислый» и «Синяк». Его зарплата составляет 875 тысяч долларов, а Бойл получал в Тампе 2 миллиона. И примерно столько же ему надо предложить за возвращение. Поэтому Эрни. Ну или кто-то другой из отметившейся в этом сезоне в основном составе молодежи.

И от 7,3 миллиона у нас осталось 6,4. На запасного вратаря, защитника топ-4 и продление контракта с Джонатаном Друэном.

Позицию второго вратаря сейчас занимает Петер Будай с зарплатой всего лишь 600 тысяч. Но после фееричного сезона и 7 шатаутов, это явно не та сумма, на которую можно рассчитывать. Будай или не Будай, но в среднем по НХЛ вторые вратари своих команд получают порядка 1,5 миллионов долларов за сезон. Учитывая гений Айзермана и флоридские налоги, оптимистично предположим, что эту позицию удастся закрыть всего лишь за 1 миллион.

И таким образом, у нас осталось 5,4 миллионов долларов. На защитника топ-4 и продление Джонатана Друэна. На этом можно сказать «Ой!» и закончить. Ибо Тампагеддон. Но мы продолжим, дабы испить сию чашу до дна.

В общем-то уже ясно, то, о чем мы договаривались раньше — без обменов, позволяющих разгрузить платежную ведомость до 1 июля не обойтись никак. По сути мы уже уперлись почти в самый потолок. Но есть определенные нюансы, которые задают принципиально разные сценарии развития событий и принципиально разных кандидатов на трейд. При этом речь идет именно об обмене с целью разгрузить платежную ведомость. Выкуп контракта никак не поможет решить проблему, а только лишь ее усложнит. У Тампы на балансе и так сохраняется 1,85 миллионов долларов памяти про Мэтта Карла. Дополнить эту сумму еще 2,9 миллионами памяти о Джейсоне Гаррисоне (согласно калькулятору capfriendly) будет ритуальным самоубийством. При том, что «экономия» в размере 1,7 млн. не даст ровным счетом ничего. Гораздо лучшим вариантом будет помочь Аризоне заменить в составе Павла Дацюка. Правда, проблема в том, что Аризоне нужен только контракт, и лучше, чтобы человек к нему не прилагался. Но тем не менее.

Так или иначе, но варианты трейда очень сильно варьируются от нюансов связанных с другим нашим допущением, которое мы планировали поставить под сомнение в начале нашей логической цепочки. Точнее ровно от одного нюанса. Имя этому нюансу — Джонатан Друэн (и его агент).

Джонатан вполне может мечтать о контракте в духе 6 миллионов на 6 лет. Но есть одно «но». В отличие от Тайлера Джонсона и Ондрея Палата у него нет никаких прав на арбитраж. Он находится ровно в той же ситуации, что и Никита Кучеров год назад. По сути у него есть ограниченный выбор из двух опций — либо соглашаться на условия Айзермана (а это однозначно будет контракт-бридж, причем на сумму, меньшую, чем получил Кучеров), либо идти до конца и бастовать с риском потерять сезон.

Если бы на месте Друэна был другой игрок — я бы склонялся к тому, что он примет условия Айзермана, оставив себе лазейку в виде зарплаты в последний год контракта (что-нибудь в духе 3,5+3,5+6,5 — капхит такого контракта получается 4,5 млн., а вот переговоры о следующем контракте начнутся с суммы 6,5 млн.). Но это тот самый Джонатан Друэн, который чуть больше года назад, когда у него за спиной не было ничего кроме третьего номера на драфте и не особо убедительной игры в НХЛ, отказался исполнять свои обязанности по действующему контракту и уехал домой, ждать обмена. И это еще тот самый Друэн, который был одним из лучших игроков Тампы в прошлом плейофф и этом регулярном чемпионате (второй снайпер команды и третий бомбардир). У которого, к тому же, не будет действующего контракта. Так что если он не побоялся год назад поставить на кон всю свою карьеру, когда он еще никому и ничего не доказал, то какова вероятность того, что при обсуждении нового контракта он скажет Айзерману: «6 на 6. Либо в Тампе либо в любом другом клубе»?

Вероятность большая. 50%, как минимум.

Да, теоретически Айзерман может проявить принципиальность и сказать ему в ответ: «4,5 на 3 или езжай в завоевывать Кубок Гагарина в составе СКА», но… Но таки Тампагеддон и Айзерман сейчас оказывается не в той ситуации, чтобы идти на такие ходы. По сути, если Друэн в этой ситуации пойдет до конца и поедет выигрывать Кубок Гагарина, это будет значить, что в Тампе он больше однозначно никогда не сыграет. Это будет потерянный для Друэна год (хотя с учетом отказа НХЛ отпускать игроков на Олимпиаду, может быть и не настолько потерянный), и этого Айзерману не простит не только сам Друэн, но и, допустим, Дон Черри. И еще многие канадские эксперты. Да и НХЛПА в долгу не останется. При этом состав Тампы от такого расклада никак не улучшится.

Другой вариант, если Друэн и его агент будут более гибки в переговорах и не будут требовать заведомо невозможного, но их запросы будут все равно существенно выше, нежели Айзерман может позволить прямо сейчас.

Ну и, наконец, третий вариант, это если Друэн возьмет и скажет: «Стэмкос согласился сделать скидку. Хедман согласился сделать скидку. Кучеров согласился на мостик со скидкой. Палат и Джонсон отыграли три сезона на мостике. А я что, рыжий что ли?». И согласится на предложенный Айзерманом контракт-бридж.

Во всех трех случаях дальнейшая стратегия Айзермана по расчистке свободного места будет различной.

В случае абсолютной сговорчивости Друэна ему нужно будет избавиться от контрактов Кобёрна или Киллорна — игроков, которые в целом соответствуют своей зарплате и желающих на которых найти возможно (а если повезет и их контракты возьмет в Вегас Джодж Макфи, так и обмен придумывать не придется). Лучше, конечно, в этой ситуации избавиться от контракта Гаррисона, но это будет задача посложнее. Хотя, впрочем, для Айзермана это является задачей решаемой, тем более у Джейсона остался всего лишь один сезон по контракту, так что желающие тоже могут найти. Но даже в этом случае, Тампа как команда ослабляется. Особенно, в случае, если команду покидает Киллорн. Его кем-то надо заменять? Кем? А кем заменять пусть и защитников уровня третьей пары, но все-же уже сыгранных и привычных друг к другу Кобёрна или даже Гаррисона? В любом случае это ослабление. Тампагеддон-с.

При втором варианте, Айзеpману скорее всего придется идти на более серьезные жертвы и выставлять на обмен Тайлера Джонсона, который некогда заслужил у российских болельщиков Тампы прозвище «Король». Желающие на Тайлера найдутся без всякого сомнения. Более того, в обмен на него Айзерман сможет получить даже столь желанного защитника топ-4. Но тогда возникнет проблема другого характера — а кем заменить самого Джонсона? Точнее не так — кем заменить Брэйдена Пойнта, который заменит Джонсона в качестве центрфорварда второго звена? Пойнт заменить Джонсона сможет. В конечном счете он завершал этот сезон в качестве и вовсе первого центрфорварда. Но кем-то надо заменять самого Пойнта в качестве забивной силы третьего звена. В принципе, заменить есть кем — Мэтт Пека, например, скорее всего будет продлен. А возможно удастся договориться о новом недорогом контракте с Янни Гурдом или Габриэлем Дюмоном. А возможно Бретт Хауден пойдет по стопам Пойнта и с ходу пробьется в основу. Но при всем к ним уважении их способность весь сезон играть на уровне Джонсона, как минимум под вопросом. В любом случае это ослабление. Тампагедец-с.

Наконец при варианте «принципиального» Друэна, у Айзермана по сути не будет никаких иных опций, кроме как менять самого Друэна. Да, в обмен на него он сможет получить не просто защитника топ-4, но и даже защитника уровня топ-2. И закрыть эту проблему. Но Друэн — это сейчас один из наиболее динамичных нападающих всей НХЛ. Его контроль шайбы — за гранью фантастики — своими финтами он способен сломать колени любому защитнику и вратарю. Его плеймейкерские качества — одни из лучших в НХЛ — он может найти передачей кого угодно, когда угодно и как угодно. Заменить его в команде будет невозможно. В принципе. Тампагеддон-Тампагедец.

Таким образом, мы возвращаемся к тому аспекту, который обещали поставить под сомнение — отсутствие действий со стороны Айзермана в отношении ограничено свободных агентов до 1 июля. Чтобы понять по какому из сценариев движется ситуация Айзерману необходимо начинать переговоры, как минимум с Друэном, еще вчера. Чтобы к тому моменту, когда запрет на обмены будет снят, выходить на обмен с четким пониманием стратегии прохождения Тампагеддона с минимальными для клуба потерями. И краеугольным камнем во всем этом деле является позиция Джонатана Друэна.

Да, позиция Айзермана сильно улучшится, если Джордж Макфи решит забрать из Тампы на драфте расширения игрока с «тяжелым» контрактом. Но самым вероятным кандидатом на это является Алекс Киллорн. А это тоже потеря. Причем достаточно чувствительная.

Да позиция Айзермана улучшится, если до 1 июля ему удастся обменять один из «тяжелых» контрактов. Но даже это, включая обмен Джейсона Гаррисона, который хотя и не играет на свою зарплату, но является в достаточной мере надежным игроком основы (т.е. здесь не та ситуация, которая была с Мэттом Карлом, который деградировал сверхстремительно и скатился за один сезон до самого дна) — для команды ослабление.

В общем, стратегия прохождения Тампагеддона Айзерманом — это бесконечная череда выбора между плохим, очень плохим и совсем дерьмовым.

Собственно, примерно этого мы и ожидали еще три года назад, не были понятны только конкретные обстоятельства. И не могли догадываться об изюминке в виде травм Стэмкоса и Кэллахэна.

А так… Бишопа Тампа уже потеряла. Бойла Тампа уже потеряла. Филппулу Тампа уже потеряла. И грядущие потери находятся в диапазоне от неприятных, но приемлемых до катастрофических.

Тампагеддон, да. Как мы и обещали. Версия hard.

Ну а нам то что остается? Как обычно.

Верим в Тампу. Верим в Айзермана.

В сложившейся ситуации это в принципе одно и то же.

У этой статьи омментария(ев)

  1. По поводу обмена «принципиального» Друэна. Я бы не делал такой трагичный акцент на его незаменимости. Безусловно, набор скиллов Друни воистину уникален, но совершив обмен, на топ-2 дефа уровня, скажем, Кэма Фаулера или Сета Джонса, мы с потерей Друни теряем не только его бесспорный креатив в атаке, а так же и немалое кол-во потерь шайбы, и решаем большую часть проблем на синей линии.
    То есть, не надо будет пытаться его заменить в буквальном смысле, ища нового Друэна в Гурде, Гусеве, или там в Конахере. Просто где-то теряешь, а где-то находишь. И возможно, профит даже окажется больше.

    1. Все возможно. Но все-же потеря Друэна будет ощутима. При этом, в отношении дефа топ-2, надо понимать, что он тоже денег стоит больших. А потому на «замену» Друэна с рынка денег опять же не остается.
      Ну, те как ни крути, состав ослабляется. Ключевой вопрос насколько.

      Это я еще когда писал думал о том, что надо не забывать о том, что всего через два года надо будет продлевать Кучерова и если пойдет дальше как сейчас, там будет разговор о сумме уровня Стэмкоса. А еще через год — на новый контракт выйдет Василевский…. Но решил изложенную выше конструкцию этими измышлениями не усложнять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *