Своими словами: Энтони Сирелли

Энтони Сирелли дебютировал в НХЛ 1 марта в Далласе, и, записав на свой счет гол и передачу против Старз, стал всего лишь одним из четырех игроков Лайтнинг за все время, набравшим два очка в первой игре НХЛ (после Карела Бетика, Пола Мары и Кори Конахера). Центральный нападающий продолжил выходить на лед в составе Болтс, оставшись на последние 18 матчей регулярного сезона и сыграв все матчи плей-офф, дойдя с командой до финала Восточной Конференции.

«Мы бросили его в бой, когда оставалось около 20 игр до конца регулярного сезона, он встретился лицом к лицу с Ником Бэкстремом, Евгением Кузнецовым и Джеем Биглом – очень хорошими центрфорвардами в НХЛ – и он выдержал», — сказал о Сирелли генеральный менеджер Лайтнинг Стив Айзерман в своем итоговом интервью по окончании сезона 2017-18.

Тренируясь в Онтарио, Сирелли вспомнил, как это было и рассказал, как он шел по пути в НХЛ, как волновался перед дебютом в Лайтнинг и как ему удалось забить гол в первой игре.

«Наш сезон в Сиракьюз шел неплохо. Нам не удалось начать так, как нам хотелось, но в дальнейшем, думаю, мы стали играть очень хорошо как команда. Моя игра тоже была достойной. Я не ожидал вызова. Я просто играл в свой хоккей и старался делать это хорошо, как мог. Ты следишь за ребятами в Тампе, как идет их сезон, и все такое. Но ты никогда серьезно не задумаваешься: «А меня вызовут?». Ты фокусируешься на своей игре за Сиракьюз и ты полностью с командой. И если этого не случается, ты просто продолжаешь трудиться. К счастью для меня, это произошло. И это было довольно весело.

В день, когда меня вызвали, мы играли против Марлиз в Торонто. Я только что закончил общаться с семьей после матча. Они смогли приехать в Торонто и посмотреть, как я играю. Кто-то подошел ко мне и сказал, что тренер ищет меня. Я подошел к Бену Гру (ГТ Сиракьюз Кранч), и он сказал, что меня вызвали в Тампу-Бэй и меня ждет фургон, чтобы отвести в аэропорт. Я честно не ожидал, что это произойдет. Мне показалось странным, что меня позвали после матча, но да, я даже не представлял зачем, пока сам не пришел и не услышал об этом. Бен сказал мне несколько воодушевляющих слов перед уходом, сказал мне, что это просто хоккейная игра, и мне нужно поехать и играть так, как умею.

Игра против Марлиз была в среду утром, а Лайтнинг играли в Далласе в четверг вечером, так что я сразу полетел в Даллас, чтобы встретиться с командой. У меня были разные чувства: я определенно был восхищен, нервничал и все время, что я был в аэропорту, в полете, и по прибытию в Даллас, мне казалось, что это нереально. Я действительно не мог поверить, что это происходит, я не верил, что я еду в Даллас. Но это было восхитительно, и тревожно от того, что будет дальше.

Я прилетел в Даллас поздно вечером, до прибытия команды. Их не было до следующего утра, так что утром в день игры я познакомился с командой. Каждый подошел ко мне и поздоровался. Был странный день, так как утренней раскатки не было, так что мы подкрепились в отеле и все такое. Я пытался пообщаться со всеми и у нас получилось перекинуться несколькими словами. За ланчем Джон Купер сказал мне, что я буду играть. До того момента я не был уверен, что попаду в состав. Я знал, что в команде есть травмированные и поэтому меня вызвали. Но я точно не знал кто уже поправился и вернулся в строй, а кто нет.

По ходу дня парни давали мне некоторые советы касаемо моего дебюта. Куп тоже дал несколько советов. Самой важной вещью, что я запомнил было то, что это всего лишь игра. Мне говорили: «Выйди и сыграй так, как играешь на протяжении всей карьеры. Просто сыграй еще один матч».

Больше всего я нервничал прямо перед первым вбрасыванием. На предматчевой раскатке было весело, мы просто вышли, немного размялись и тому подобное. От нее никуда не денешься, это то, чем я занимаюсь всю карьеру. Очевидно, они провели свою постоянную раскатку, предварительно рассказав мне немного. Я хотел должным образом вписаться и подготовить себя к игре. Но когда я вернулся обратно и узнав, что я в стартовом составе, а затем, выходя на игру я нервничал так, как никогда в жизни, это точно.

Предматчевое вбрасывание было реальной нервотрепкой. Мы вышли против их первого звена, так что я огляделся и увидел Сегина, Бенна и Радулова в старте, все это было просто нереально. Просто оказаться там было чем-то особенным. Когда первая смена кончилась, все пошло гладко. Ты как-то забываешь про нервы, и так,  как и сказали ребята, понимаешь, что это просто еще один хоккейный матч, и ты выходишь и играешь в свой хоккей.

Во втором периоде мне посчастливилось забить гол, и это был важный гол, так как мы сравняли счет, а потом победили в овертайме. Я не помню, кто из защитников отдал мне шайбу, но он вроде просто откинул ее в середине площадки, у меня была скорость и я подхватил ее. Я помню, как люди говорили мне перед матчем: «Если у тебя будет шанс бросить, просто бей по шайбе». Я так и сделал. Когда я бросил, я не понял сразу, попал я или нет. Но она как то залетела в ворота. Это было так захватывающе и казалось чем-то нереальным. Все парни меня поздравили меня, они были за меня так рады. Я помню, как Кэлли схватил шайбу и передал ее тренерам, а затем они отдали ее мне после матча.

Позже в том периоде я заработал передачу, и Куп подошел ко мне и сказал, не помню точно, что, но что-то вроде: «Ты готов подраться?». Это было круто. Мне всего лишь не хватало драки, чтобы записать на свой счет хет-трик Горди Хау в своей первой игре в НХЛ. Но в Далласе было несколько больших ребят и я не думал, что был к этому готов.

После матча в раздевалке мне дали ту самую шайбу, сказали слова поздравления и крикнули «Ура!». Весь вечер и после него все меня поздравляли, и каждый был счастлив.

Тот матч дал мне уверенности на весь остаток сезона. Я не замыкался на том, чтобы забить гол, потому что это уже случилось в первом матче. Это большой приток уверенности, надо заметить. Хоккей – величайшая игра в мире, так что надо быть готовым играть хорошо каждый матч. Это был только мой первый матч и мне еще много над чем нужно работать. Я просто вспомнил один день в жизни и людей, которые помогли мне, товарищей по команде и тренеров, дававших мне советы на протяжении матчей.

Это были невероятные чувства, закончить сезон в Лайтнинг, и затем продолжить играть в Кубке Стэнли. Это – мечта каждого мальчишки. Это было очень значимым событием. Очевидно, мы закончили не так, как хотелось бы, но это был огромный опыт для меня, и мне это помогло очень сильно. Этим летом мне много над чем нужно работать, главным делом стать сильнее, но также работать над катанием, бросками, набрать немножко веса, стать немножко мощнее.

Вот и все, я пытаюсь работать, чтобы стать немножко лучше, быть готовым к тренировочному лагерю и заслужить место в команде».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *